"Другая Россия"    
Civitas. Всероссийский гражданский конгресс.
 
english version
 
   


Стенограмма выступлений
на II-ой конференции коалиции оппозиционных сил "Другая Россия"

Выступление Марины Литвинович

Здравствуйте, "Другая Россия"!

"Другая Россия" - это мы, это те, кто сидит в зале. Это те, кто ходил на "Марши несогласных". Это те, с кем мы сидели в милиции. Это не лидеры, это мы с вами. И именно так граждане России понимают "Марши несогласных". Когда их спрашивают, кто выходит на "Марши", какие люди, они говорят: "Такие как мы, рабочие, пенсионеры, служащие, студенты". Поэтому сила "Другой России" в нас с вами, а не столько в наших лидерах уважаемых. Сила наша в том, чтобы как можно больше людей присоединялась к нам на улицах, на площадях. Лидеры приходят и уходят, остаемся мы, остается страна, остается "Другая Россия". Сегодня я постараюсь не быть ложкой дегтя, а, может быть, немножко придется .

Вы все знаете хорошо, и это фиксируют социологи, которые изучают общественное мнение, что в нашей стране существует огромное недоверие граждан к органам власти, к милиции (милицию бояться, ей не доверяют), к прокуратуре, к судам. Люди не доверяют тем легитимным инструментам, конституционным инструментам, которые им предлагает власть, которые им предлагает государство. В первую очередь, институту выборов. Люди не ходят на выборы и считают, что выборы ничего не решают. И мы с вами понимаем, что это действительно так. Кроме того, есть цифры, которые приводит Фонд "Общественное мнение", который сложно заподозрить в том, что он как-то подыгрывает нам. Фонд "Общественное мнение" пару недель назад дал цифру, 67% граждан страны считают, что они никак не могут влиять на власть.

Что сделали мы с вами? Мы дали людям новый инструмент настоящего влияния на власть. Этот инструмент - это "Марши несогласных". Они дали людям новую возможность, предъявить себя как власть, находясь на улицах и площадях своих городов. На "Маршах несогласных" родилась новая легитимность, которую мы с вами противопоставили легитимности той власти и легитимности Кремля, и легитимности властей региональных и других. И ровно поэтому власть, путинский режим так сильно нас испугался, потому что мы предъявили иную, новую легитимность. И это для них самое страшное.

Что вообще нас объединило в "Другой России"? В первую очередь, мне кажется, нас объединила неготовность принимать этот режим как легитимный, неготовность участвовать в его процедурах, неготовность соглашаться с правилами игры, которые нам навязывает этот режим, антиконституционными, антидемократическими правилами игры.

Марши" также объединили людей как первая попытка, как первый пробный инструмент дать новую легитимность. И обратите внимание, что наша первая попытка попробовать вернуться к той легитимности и сыграть с властью в ее игру под названием "Президентские выборы", то есть принять их правила игры снова, вот эта попытка нас начала раскалывать. Мне кажется, это надо обсуждать. Должны ли мы играть с нелегитимной властью, с нелегитимной системой в игры, которые проходят по ее правилам. Мне кажется, что мы должны выстраивать параллельную, или перпендикулярную реальность той реальности, которая есть и тем правилам игры, которые нам предлагают.

"Марши несогласных" успешны при двух условиях: когда мы сопротивляемся и когда нас много. Что значит сопротивляться? Сопротивляться - это значит не принимать правила игры, которые нам предлагаются и не выполнять антиконституционные и антидемократические решения властей. Как вы помните, основной нерв, основной стержень "Маршей несогласных" заключался в том, что власти нам не разрешали проводить шествие и марш, а мы настаивали на своем праве. Настаивали в переговорах, в общении со СМИ и настаивали непосредственно, делая это в день "Марша". Мы нарушали правила, вы все прекрасно это понимаете. Мы не признавали, активно не признавали антиконституционные и антидемократические действия властей. Мы и дальше должны сопротивляться. Но это не должен быть бунт одиночек. Бунт одиночек очень опасен. У нас были примеры, когда то, что происходило, например, в Воронеже - это был бунт одиночек и это быть не должно. Потому что бунт одиночек опасен, он вызывает репрессии. Репрессии невозможны, когда много людей, когда за вами стоит масса людей, сотни людей, тысячи людей. Репрессии просто становятся невозможными или они становятся не такими сильными. Поэтому мы должны привлекать людей, мы должны заставить поверить людей в возможность изменений. Это очень сложная задача, но все прекрасно понимают, что система, особенно тоталитарная система, система диктаторская, она держится именно на готовности людей ей подчиняться и следовать тем правилам, которые она устанавливает. Пока люди согласны подчиняться этим правилам, система будет крепкой и она будет работать. Мы должны вселить в людей веру, что систему поменять можно, поменяв настроения внутри себя. Мы должны быть смелыми, чтобы показывать свою смелость взамен страха, который покрыл всю страну.

Четыре дня назад я вернулась из поездки в Северную Осетию, Ингушетию и Чечню. Это специфический регион, вы понимаете, это Кавказ. Я уже много времени наблюдаю, как там люди пытаются бороться. Это очень сложно, и я вижу, что борются немногие. Многих сумели подкупить. Кого чем: машинами, квартирами, работой. Вообще люди держатся, конечно, за работу. И сражаться им очень тяжело. Но мы должны работать над тем, чтоб таких людей, которые готовы бороться становилось больше. И в этом большую роль играет наша смелость. Если мы покажем нашу смелость, смелость на изменения, смелость противостоять власти, мы добьемся того, что люди будут приходить.

Мы, мне кажется, очень ошибочно сейчас все думаем о марте 2008 года. Конечно это важный, переломный момент для нас и для страны в целом. Этот момент дает нам неплохие шансы. Но, опять же, в чем неплохие шансы? В тех самых нелегитимных президентских выборах? Не знаю, может быть, в чем-то другом. Но мы должны, мне кажется, думать дальше, расширить свой горизонт дальше марта 2008 года. Мы должны приступить к созданию инфраструктуры "Другой России" на местах, потому что без этого мы не сможем привлечь людей. Как это может выглядеть? Мне кажется, пришло время создавать на местах советы "Другой России", можно название другое придумать. Но это те места, где мы должны советовать людям, как бороться с режимом, как противостоять незаконным действиям режима. В этих местах мы сами должны советоваться друг с другом и расширять круг наших сторонников. Эти места должны существовать в каждом регионе. Без этого надеяться, что власть упадет к нам в руки, - это смешно, это невозможно. В каждом регионе должен быть огромный кадровый потенциал и кадровый запас людей, который готовы взять власть в случае, если она упадет. Где эти люди в регионах? Они должны быть в каждом регионе. Профессионально готовые люди, готовые не только выходить на "Марши", но и брать власть, участвовать во власти и уметь вообще управлять страной.

Я уже в начале сказала, что "Другая Россия" - это мы с вами. Я считаю, что "Другая Россия" должна оставаться безлидерной структурой. Всякие попытки выдвинуть одного в том или ином ключе мне кажутся опасными, потому что одного проще уничтожить, а также потому что с одним проще договориться. Мне кажется, что "Другая Россия" должна быть безлидерной, должна быть широкой и должна показывать, что в "Другой России" собрались такие же люди, как обычные люди, которые смотрят на нас с вами. Но я хочу, чтобы мы обсуждали наше будущее чуть дальше этого "зловещего" марта 2008 года. Я хочу сказать вещь, которую я поняла год назад. Мы должны готовиться к длительной, скорее всего, борьбе. А это очень тяжелая вещь. Эта борьба приведет к тому, что у нас будут большие потери с вами, к сожалению, люди будут страдать, и мы с вами будем страдать. И долго заниматься этой борьбой отчаянной и борьбой небезопасной, вы сами понимаете, что сложно. И поэтому мы должны морально себя хотя бы к этому подготовить и не ждать, что все случится быстро, что мы быстро победим. Да, мы можем быстро победить, но мы должны быть готовы к длительной борьбе, мы должны быть готовы к тому, что люди будут приходить, уходить, меняться, кого-то будут подкупать, кого-то будут приглашать в органы власти. Но длительная борьба - это совсем другой горизонт. И история, к сожалению, учит нас, что чаще всего длительная борьба дает эффект. А это значит, нам надо собраться. Это значит, нам надо беречь друг друга. Это значит, что мы не должны быть одиночками, потому что одному страшно, а всем вместе нет. Поэтому дай Бог, чтобы наша борьба была успешной, дай Бог все это нам преодолеть, дай Бог нам силы и победы!

   
   
 
press@theotherrussia.ru    “Другая Россия” 2006. Правила пользования сайтом